«Классика помогает отличать начинку от фантика»

Солистка года по версии премии ЧД-2019 удивила спецкора НСН и директора группы неожиданным признанием, о чём на самом деле её последний сингл.

В минувшую субботу, 16 февраля, Северная столица пережила грандиозное событие: впервые именно в городе на Неве прошла ежегодная национальная музыкальная премия «Чартова дюжина». И если раньше церемонии традиционно проводились в Москве, либо изредка в двух мегаполисах одновременно, в XII-й раз встречать рок-волну доверили Санкт-Петербургу. Более десяти тысяч зрителей собралось в «Ледовом дворце», чтобы узнать, кто из артистов стал победителем в той или иной номинации, а также насладиться их выступлениями.

Главной рок-дивой года по версии слушателей «Нашего Радио» стала лидер петербургской группы «Сурганова и Оркестр» Светлана Сурганова. Она получила диплом в номинации «Солистка», сердечно поблагодарила всех поклонников и вознаградила публику музыкальным сетом. После концерта корреспондент НСН побеседовала с артисткой и выяснила, как противостоять агрессии в современном мире, зачем иногда стоит ничего не читать и не слушать, и что делает Светлана Сурганова с деструктивными людьми.

— Светлана, давайте для начала поговорим о премии. «Чартова Дюжина» впервые проходит только в Петербурге, только на берегах Невы. Какое значение это имеет для вас лично, для города и для слушателей?

— Вполне логичное действие, которое должно было давно случиться — «Чартова дюжина» в Санкт-Петербурге. Потому что Ленинград — одна из признанных столиц рок-н-ролла, великолепная, многолетняя история Ленинградского рок-клуба, откуда вышли такие прекрасные коллективы, наши мастодонты, как «Аквариум», и «Наутилиус Помпилиус», и ДДТ. Это наши корни, наши истоки. Поэтому, конечно, это замечательно, что наконец-то «Чартова дюжина» перекочевала в Санкт-Петербург, и я надеюсь, что это станет традицией — если не каждый год, то хотя бы раз в пять лет этот фестиваль будет проходить на берегах Невы.

— Если говорить не только и не столько о музыке, а о жизни, наверное, это уже распространённое мнение, что наш мир становится очень агрессивным. На нас льются потоки плохих новостей, а ваша музыка как-то на контрасте с этим остаётся очень светлой, особенно последние альбомы. Как это получается: вы противостоите с помощью музыки этой агрессии, или это из каких-то других материй берётся?

— Я стараюсь поменьше слушать плохих новостей. И вообще стараюсь фильтровать информацию. Информационное поле очень засорено, сейчас надо очень трепетно, внимательно, ответственно относиться к информации, которая льётся со всех сторон. И как спасение может быть обращение к классике, потому что многие-многие ответы уже даны там. Как отдохновение, как спасение от поверхностности, какой-то фальши и фантиковости, я бы сказала. Да, исчезает начинка. Сейчас опора делается на фантики, а мне интересна всегда начинка. Я это тоже предлагаю людям — питаться не фантиками, а начинкой.

— Прекрасное предложение! Раз уж вы заговорили о классике, хотелось бы вспомнить, что вы играете на скрипке. А про этот инструмент говорят, что его звук по силе воздействия второй после человеческого голоса. А как на вас воздействует скрипка, когда её слушаете и когда играете?

— Это космос, это божество. Это мой учитель, это мой собеседник. Такое счастье, что всё-таки меня отдали в детской музыкальной школе на класс скрипки. Правда, это был мой осознанный выбор, несмотря на то, что мне было 5-6 лет. Не знаю, господь бог нашептал или, может, я где-то увидела по телевизору, как кто-то играл на скрипке… Это меня настолько обезоружило и воодушевило, и очаровало одновременно, что я поняла, что хочу играть только на этом инструменте. Её форма — это же воплощение изящества, женственности, тонкости, самой красоты мира. Золотое сечение, она просто внешне даже завораживает. Я уж не говорю про её голос.

— В вашем творчестве очень много гармонии, и вы как-то говорили в интервью, что стараетесь своё окружение выбирать так, чтобы в нём были такие же люди — в согласии с миром, с собой. Но порой всем нам встречаются на пути люди деструктивные, негармоничные. Как вы с ними ладите, миритесь, понимаете ли их?

— Я стараюсь с ними разговаривать, предлагаю какие-то альтернативные пути развития. Говорю: есть этот мир, а есть ещё другой, а можно на эту проблему посмотреть с другой точки зрения. Есть, конечно, такие столпы, такие принципы, которых я придерживаюсь, и предлагаю их придерживаться другим людям. Это проверено временем, есть некий такой кодекс чести. Не знаю, как для других стран, континентов, но касаемо русских, даже ещё больше сужу круг, если говорить о ленинградцах, о питерцах, мне кажется, есть какой-то внутренний кодекс чести. Правила поведения, правила реакций, в том числе, и на агрессию. Чувство собственного достоинства должно присутствовать. И не забывать золотое правило, очень простое — относись к другому так, как ты бы хотел, чтобы относились к тебе. И, опять же, стараться не провоцироваться, сейчас столько много провоцирующих факторов. Всё это разбалансирует, приводит к агрессии. Кто послабее, кто не отдаёт отчёт, неосознанно живёт, тот быстро соскакивает и подсаживается на эту волну деструктивную. А этим силам того и надо только. Нас просто разводят, как дурачков, а мы и рады. Я предлагаю не реагировать на эти деструктивные волны. Поэтому надо чётко отсеивать, фильтровать информацию.

— А как вы считаете, гармония, умение быть в ладу с собой и миром — качество, которое есть у каждого, или это редкий дар?

— Мне кажется, это, безусловно, талант. Может быть, это дано на генетическом уровне, есть какая-то избирательность. Это, конечно, ещё во многом зависит от воспитания. От того, какую ты допускаешь к себе информацию: какие книги читаешь, какие смотришь фильмы. Может быть, иногда стоит вообще ничего не читать, ничего не слышать, не смотреть, просто побыть наедине с самим собой, в себе разобраться, чем зашлаковывать себя. Лучше недоедать, чем переедать, это я вам как доктор говорю.

— Видимо, об этом ваша песня «Привыкай»… Она очень вдохновляет на такое лечебное одиночество. А есть другая композиция, которая меня удивила тем, что в ней идёт речь о противоположности гармонии — это песня «Фурия». Расскажете, откуда такой образ? Он собирательный или это конкретный человек? Или вы противопоставляете его себе?

— Это вообще-то песня о супружеской верности.

— Сейчас даже директор удивился, — не удержалась от ремарки директор коллектива Елена Жукова, присутствовавшая при беседе.

— Да! Понятно, что иногда люди даже близкие, уже семейные могут вздорить между собой, ругаться и говорить друг другу — ну, ты фурия! Но это же не умаляет всех остальных достоинств и отношений. Там, если прислушаться к тексту — «Не доводи до греха и до приступа, стань ты моей единственной пристанью». Это говорит о том, что я готов служить тебе до конца своих дней, ты для меня единственная пристань, которой я хочу быть предан, к которой я хочу прижаться каждой выемкой, каждым выступом. Я так тебя люблю, я тебя принимаю любую, всякую — будь ты фурия, не фурия. Не отталкивай меня от себя, не провоцируй меня, не заставляй тебе изменять или отдавать предпочтение кому-то другому, потому что я готов быть с тобой, и только с тобой. На самом деле, об этом песня. Она просто в таком лёгком, смешном, полуфривольном [звучании], это её ретуширует, тоже как маленькая уловка, обманка. На самом деле, она глубже, опять же, чем её фантик.

— Спасибо, Светлана! Есть хороший повод её переслушать. И в заключение, как вы думаете, современный рок, в широком смысле, способен изменить мир к лучшему?

— Хм. Не дам ответа сейчас. Я не компетентна, я мало слушаю современный рок. Послушаю, тогда вам отвечу на этот вопрос.

 

Источник: Национальная служба новостей