«Внутренний стержень Светланы Сургановой»

В апреле 2021 года «Учительская газета» опубликовала рецензию на автобиографическую книгу Светланы Сургановой «Все сначала». Автор — Денис Ступников.

***

НЕПРИМЕТНАЯ ТВЕРДЫНЯ

Внутренний стержень Светланы Сургановой

Светлана Сурганова – зримое олицетворение подлинного питерского аристократизма. Во времена ее участия в группе «Ночные снайперы» казалось, что ее удел – всегда находиться в тени яркой и импульсивной Дианы Арбениной. Но жизнь распорядилась иначе, и Сурганова прекрасно доказала, что при всех своих скромности и деликатности она обладает несокрушимым внутренним стержнем.

Та же твердость проявилась и в подготовке биографической книги о певице. В эпоху настоящего бума на разного рода повествования о музыкальных коллективах Сурганова не стала прибегать к услугам наемного летописца, а взялась за мемуары сама. Прямо скажем, немногие ее коллеги на это решаются. Даже литературно одаренная Арбенина, создавшая уже целое внушительное собрание сочинений, доверила написание книги о себе профессиональному рок-биографу Михаилу Марголису. Из ближайших «родственников» сургановской книги вспоминается разве что «Призраки Крематория» Армена Григоряна.

И в том и в другом случае музыканты писали о себе не с нуля, а использовали более ранние разрозненные дневниковые заметки. В случае с Григоряном удалось органично вживить эти разрозненные байки в монолитное повествование. Воспоминания же Сургановой более мозаичны. Она не стесняется прерывать событийный ряд лирико-философскими размышлениями, не забывая указывать их древнюю датировку. Это обстоятельство несколько снижает читабельность книги, потому что постоянно как бы приходится откатываться назад. Но, видимо, такого эффекта Сурганова и добивалась.

Название книги «Все сначала!» как бы и подразумевает вдумчивое и неторопливое чтение, не исключающее периодических возвратов к истокам повествования. В контексте книги оно имеет как минимум двойное значение. Во-первых, Светлана Сурганова начинает издалека, неторопливо излагая историю своих предков. Во-вторых, она очень детально останавливается на моменте увольнения из «Ночных снайперов», после которого ей и впрямь пришлось все начинать буквально с нуля. Любопытно, как эти две линии сосуществуют в книге.

Первая половина книги больше напоминают семейную хронику. Биографии переживших лихие 20-30‑е родственников Сургановой довольно типичны для нашего лихолетья. Чтобы спасти от ареста раскулаченных родителей, решительная бабушка певицы отдала следователю все фамильные драгоценности. Судьба прадедушки и прабабушки Сургановой висела буквально на волоске, но рискованный шаг их дочери все же достиг своей цели, и они были освобождены.

Едва ли не самые тяжелые страницы книги посвящены выживанию бабушки и мамы Сургановой в блокадном Ленинграде. Центр города, в котором они жили, превратился в какую-то зловещую ловушку, очень похожую на ту, которая была показана в недавнем фильме Андрея Зайцева «Блокадный дневник». Ленту поспешили обвинить в нагнетании страстей и исторической недостоверности, но бережно сохраненные и талантливо изложенные в книге свидетельства родственников Светланы Сургановой говорят о том, что примерно так оно все и было.

Едва ли менее драматичные события коснулись самого автора. Светлана Сурганова – приемная дочь, о чем не стесняется говорить во всеуслышание, за что ей честь и хвала. Из книги мы узнаем, каких титанических трудов маме и бабушке стоило установить с ней контакт, ведь она была настоящей дикаркой, совершенно не умеющей общаться и не терпящей прикосновений к себе. Удочерили ее довольно рано, поэтому она не могла помнить об этом и считала себя полноценным членом семьи. Узнала же Светлана правду, уже будучи довольно взрослой, причем в период не самых безоблачных отношений с матерью. Поэтому услышанное стало для нее ударом.

Но это еще были цветочки по сравнению с тем, что Светлане Сургановой пришлось пережить в конце 90‑х и начале нулевых. У нее обнаружили рак, после нескольких операций ей так и не смогли полноценно восстановить все функции организма. Драматизм ситуации заключался в том, что она скрывала от окружающих истинное положение вещей и ездила на гастроли с «Ночными снайперами» на равных с остальными. Узнавая теперь натуралистические подробности, которыми сопровождались эти поездки, невольно содрогаешься.

В какой-то момент семейная хроника в книге мало-помалу начинает уступать место полноценной музыкальной биографии «Ночных снайперов» периода участия в группе автора и зарождению «Сургановой и Оркестра». Вот тут уже не обойтись без сравнений с составленным Михаилом Марголисом жизне­описанием Дианы Арбениной «Редкая птица». Версии знакомства от обеих ключевых участниц группы более-менее совпадают друг с другом, равно как и описание их магаданской эпопеи начала 90‑х. Правда, что касается последней, Диана Арбенина чаще вспоминает какие-то курьезные случаи вроде опрокинутой в непростые времена кастрюли с куриным супом, а Светлана Сурганова заостряет внимание на том, как трудно было установить контакт с арбенинскими родителями. Вообще Сурганова намного откровеннее в том, что касается ее личных взаимоотношений с бывшей компаньонкой…

Кардинально расходятся обе певицы в оценке раннего «снайперского» творчества. Если Арбенина разносит сейчас его в пух и прах, то Сурганова оценивает эти песни крайне высоко. С дотошностью хроникера она описывает первую звукозаписывающую сессию в студии, действуя порой в ущерб увлекательности повествования. Первый электрический альбом «Ночных снайперов» «Рубеж», который Арбенина выставляет в «Редкой птице» каким-то своим позорищем, Сурганова считает настоящим прорывом. А вот последний их диск «Цунами», воспринимаемый Арбениной в качестве эталона звучания, ее оппонентка подвергает во «Все сначала!» скрупулезной критике, граничащей порой с мелкими придирками.

Светлану Сурганову можно понять с учетом изложенных в книге подробностей ее вытеснения (иначе и не скажешь) из «Ночных снайперов». Диана Арбенина поменяла круг общения, стала задвигать ее на записях, а порой даже «забывала» позвать на очередной концерт. Тут бы впору пожалеть Сурганову, но описанные ею предшествующие пьяные гастроли вряд ли способствовали укреплению ее и без того расшатанного здоровья. Так что создание собственного проекта «Сурганова и Оркестр», который, вопреки ожиданиям, был воспринят на ура, можно расценивать как настоящее спасение.

Источник: «Учительская газета»